BizYou.Ru - Информационный бизнес портал
Следите за нами
Страничка BizYou в Twitter Страничка BizYou в ВКонтакте Страничка BizYou в FaceBook Страничка BizYou на YouTube

Почему альтруизм помогает в бизнесе?

Почему альтруизм помогает в бизнесе?


Совладельцы магазина «Пиотровский» Михаил Мальцев и Денис Корнеевский, поделились опытом, как начинали бизнес с нуля.

У Михаила Мальцева есть документ, который подтверждает, что он самый настоящий предприниматель. И хотя документ этот выдан российским правительством и имеет все необходимые подписи и печати, все же это не так. Никакой Мальцев не предприниматель. 

Он арендует помещение. Платит зарплату сотрудникам. Перечисляет налоги. Ведет торговлю. Но в действительности созданный им вместе с товарищами книжный магазин «Пиотровский» – просто прикрытие. Истинная цель хозяев этого бизнеса – отнюдь не извлечении прибыли из торговли книгами.

Недавно, например, в магазин зашла девушка. По одному ее виду Михаилу Мальцеву стало сразу понятно, что про категорический императив Канта она не слышала и классику не читает. Но он умудрился ей продать три книги – «и ни одной гадости». «Хороший путеводитель, книга про устройство мозга и что-то еще. То есть на выходе получился приемлемый для меня набор, который не является компромиссом», – говорит Михаил.

Иными словами, эффективность своей деятельности он оценивает не как нормальный предприниматель, по выручке и прибыли. А по тому, какой вклад ему удается внести в борьбу просвещения с мраком бескультурья, неравную и заведомо, кажется, обреченную на провал. «У нас абсурдная ситуация. Наш магазин не удовлетворяет спрос, а превышает его в десять раз», – признает Мальцев.

«Пиотровский» – книжный для интеллектуалов – появился в Перми на волне культурной революции, затеянной столичным галеристом Маратом Гельманом с благословения губернатора Олега Чиркунова. Прошло каких-то три года, но губернатор ушел в отставку – захлебнулась и многообещающая революция в Перми. Общий фон не лучше. Книжный бизнес дышит в России на ладан – разоряются крупнейшие коммерческие издательства, закрываются сети, ориентированные на массовый спрос. 

А «Пиотровский» работает. Не просто остается на плаву, но и умудряется развиваться, хотя создан не ради денег, без какой-либо оглядки на рынок и реальный спрос вопреки всем мыслимым законам настоящего бизнеса.
 

Не мы такие, город такой 

Книжный магазин «Пиотровский» появился в Перми благодаря Борису Куприянову, который посетил город и по результатам экскурсии сказал, что продавать книжки в таком городе – дело безнадежное. Как показали дальнейшие события, он был совершенно прав. Но Михаил Мальцев и Денис Корнеевский обиделись и решили на деле доказать обратное.  

На тот момент первый торговал квартирами в новостройке и продал уже целый дом, а второй работал в местном глянцевом журнале. Оба время от времени задумывались о том, что мечтали они, кажется, не об этом. Когда Михаил и Денис сбили кое-какой бизнес-план своего книжного магазина и даже собрали деньги на открытие «Пиотровского», выяснилось, что Марат Гельман все же убедил Куприянова открыть в городе филиал «Фаланстера». 


«Я сел и написал Куприянову истеричное письмо: «Вы нас зарезали, мы уже готовы были открываться, будьте вы прокляты», – вспоминает Мальцев. – А он мне ответил: «Чего вы так переживаете, давайте встретимся, пообщаемся». 

Книжный магазин «Пиотровский»

В итоге в Перми открылся «Пиотровский», а Куприянов стал консультировать новичков. «Он нам очень сильно помог, – вспоминает Корнеевский. – Из «Фаланстера» прислали около 300 писем по разным хозяйственным вопросам, где объяснялись разные важные нюансы, вплоть до того, какое расстояние надо делать между полками». 

Что было еще важнее, хозяин «Фаланстера» познакомил Мальцева и Корнеевского с важнейшими издательствами, выпускающими интеллектуальную литературу, и сказал им: верьте эти парням, как мне. Это позволило с первых дней наполнить магазин книгами от 25 издательств, причем, получив издания в рассрочку. 

Несмотря на наличие какого-то бизнес-плана, у создателей «Пиотровского» на самом деле не было никакой уверенности в том, что магазин выживет. Они готовили себя к тому, что дело вскоре может пойти ко дну. Ведь они полностью отказались от популярной литературы и сделали ставку на интеллектуальную публику. В магазине не только не продавались ранцы и тетрадки с Гарри Поттером  (главные источники доходов провинциальных книжных), но также отсутствовала яркая навигация, а книги выкладывались корешками – из тех соображений, что умный человек и так найдет, а если не найдет, спросит. Главное, казалось создателям, наполнить магазин как можно большим количеством умных книг.  

«Но сможет ли город позволить себе нас – это вопрос открытый, – говорил сразу после открытия Михаил. – Наша задача: наполнить магазин хорошими книжками. Если мы будем существовать, значит, город мыслит. Если сюда не будут ходить, значит, не мы такие – город такой». 

Вопреки мрачным прогнозам, в первый же месяц «Пиотровский» продал больше полутора тысяч книг и вышел в плюс. Основатели магазина поставили себе задачу продержаться хотя бы год. Но держатся уже три, хотя за это время создатели «Пиотровского» могли не раз убедиться в пророческой прозорливости Бориса Куприянова. 


Магазин должен быть юзер-френдли

«Падение интеллектуального уровня в академической среде Перми просто катастрофическое, – сетует Мальцев. – Студенты и преподаватели у нас, кажется, вообще научились обходиться без чтения. Приходят раз в год и спрашивают какую-то белиберду». Поэтому пришлось, например, расформировать отдел литературоведения – потому что в Перми литературоведение никого не интересует. Теперь книги о Набокове стоят рядом с романами Набокова – те, кто интересуется писателем, в городе все же есть, и так они хоть продаются (а прежде не продавались).

Не оправдалась и надежда на формирование вокруг магазина «комьюнити» продвинутой читающей молодежи, несмотря на все усилия по организации встреч с писателями и литераторами. Вместо того, чтобы привлекать умную молодежь, «Пиотровский», как кажется его создателям, просто восстанавливает привычку к чтению у немолодых людей – которые ее когда-то имели, но в силу трагических обстоятельств девяностых утратили. 

«Мы организуем книжные ярмарки, люди приходят туда и говорят: «Е-мое, оказывается, книги-то хорошие в России есть, а мы думали, ничего уже не издается», – говорит Мальцев. 

Хотя и сами владельцы книжного магазина, конечно, хороши. Некоторые свои ошибки исправляют до сих пор. «Пиотровский» все же обзавелся нормальной навигацией. Недавно открылся большой отдел искусства, где все книги выставлены «лицом», а не корешками. Появились стенды с лучшими романами, для которых хозяева подбирают броские цитаты из рецензий – то есть заигрывают с покупателем (результат экскурсии Мальцева по лондонским книжным магазинам). Все это следствие осознания того, казалось бы, простого факта, что магазин все-таки должен быть «юзер-френдли».

При этом Мальцев и Корнеевский остаются такими же странными предпринимателями, какими и были вначале. Они не следят за конкурентами и даже не знают точно, сколько в их городе книжных магазинов, – а потому что те все равно продают чтиво и на самом деле никакие не конкуренты. 

Но, главное, культурная миссия в «Пиотровском» по-прежнему важнее бизнеса. Основная забота хозяев – не в том, как повысить выручку с квадратного метра, как у нормального бизнесмена. А в том, как определить, что стоит продавать, а что нет, – и как найти разумный компромисс между оборачиваемостью Стива Джобса и Дианы Арбус.  


Двадцать пять биографий Стива Джобса

«За счет проданных двадцати пяти биографий Стива Джобса можно поставить на полку альбом Дианы Арбус, который когда-нибудь купит один человек», – объясняет свою логику Мальцев. Логика это, конечно, удивительная: потому что при таком спросе нормальный человек вместо альбома Арбус должен был бы поставить еще двадцать пять биографий Джобса и не занимать драгоценное место на полке разной ерундой.

Мальцев вообще проявляет трогательную заботу о покупателях, совершенно не отвечающую его коммерческим интересам. Например, раздумывает о том, чтобы заменить ассортимент классики на букинистические издания – они дешевле, а изданы лучше. «Один роман Стейнбека стоит триста пятьдесят рублей, с ужасной обложкой. И в букинисте триста пятьдесят стоило бы хорошее собрание сочинений», – рассуждает он.

Это все мило, но такой альтруизм не может не сказываться на выручке. В месяц «Пиотровский» продает всего на 500 000 рублей. Из них около 100 000 уходит на аренду и оплату доставки книг. При наценке всего в 50–60% после выплаты поставщикам остается едва ли 150 000, с которых еще надо заплатить налоги и по долгам, взятым на открытие, а остаток поделить между четырьмя совладельцами, а по совместительству продавцами, логистами и грузчиками этого странного торгового предприятия.

Хозяева «Пиотровского» выглядят хоть и усталыми, но вполне довольными собой – и не собираются бросать начатое. Потому как уверены, что занимаются тем, чем надо, – а что это если не успех, ведь далеко не каждому человеку удается избежать компромиссов. На торговле квартирами и глянцевых журналах они зарабатывали больше – но это было не то. 

В общем, парадокс выживаемости «Пиотровского» на фоне катаклизмов рынка и краха культурной пермской революции объясняется просто. «Мы не ставили себе целью извлечение прибыли, – говорит Мальцев. – Поэтому и не обламываемся».





Источник:  slon.ru, Максим Котин






Скачать: Бизнес планы | Договоры | Бланки | Шаблоны | Формы


Поиск по сайту